Олег Шеин: «Астраханский бюджет тонет в деньгах без практической пользы для населения»

Олег Шеин: «Астраханский бюджет тонет в деньгах без практической пользы для населения»
Фотография взята из открытого источника сети интернет

ДЕНЬГИ-ТО, ОКАЗЫВАЕТСЯ, БЫЛИ

В областную Думу внесены изменения в бюджет-2019 года. «Пункт А», как обычно, сделал квалифицированный материал о распределении этих денег. Но нам интереснее другое: а откуда эти деньги появились? Ведь еще недавно, в декабре правительство области отказывало в любых социальных расходах, мотивируя это отсутствием средств. В социальных расходах оно отказывает и ныне, а деньги появились. Откуда? И не появятся ли еще?

Крупных источника два:
- федеральное правительство распределило +1.9 млрд. руб. Это обычное ожидаемое январско-февральское распределение. Где-то мы получили больше (строительство детсадов), где-то пролетели мимо (аварийный фонд), но в целом ничего нового;
- выяснилось, что по налогу на прибыль регион получит + 1.2 млрд. руб., а прирост налога на имущество составит +0.34 млрд. руб.

При этом прогноз социально-экономического развития не изменился. Не появилось новых заводов и источников доходов. Откуда появились эти полтора миллиарда рублей и не появятся ли «оттуда» еще? Ответы на оба вопроса надо считать положительными, и мы имеем не какую-то ошибку, а вполне осмысленную манипуляцию областного правительства, снижающую устойчивость региона и усиливающую бедность еще осенью при принятии бюджета фракция СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в областной Думе утверждала, что региональная власть занижает доходы бюджета. Сегодня к таким же выводам и с теми же аргументами пришла областная Контрольно-Счетная палата.

Более того, Счетная палата (назовем ее так для краткости) вынесла официальное заключение: доходы бюджета даже после его повышения искусственно занижены на 4.5 млрд. руб. Эта оценка вызвала нервную реакцию в правительстве области и странное заявление на комитете «облдумы» от Виктории Гурьяновой: «вот вернется Морозов из Москвы и будет вам, Счетной палате, нехорошо». Я не очень представляю, чтобы Путин указывал Кудрину, как тому оценивать эффективность работы правительства. Счетная палата для того и существует, чтобы давать независимую оценку работы правительства и министерств. Поэтому нужна не публичная истерика, а спокойная дискуссия.

ДОХОДЫ ОБЛАСТИ ВЗМЫЛИ ВВЕРХ
Коротко скажем, что доходы области растут как на дрожжах. В основе роста лежит более чем двукратное увеличение поступлений налога на прибыль и на имущество, а также возрастание доли федеральных трансфертов. Сделаем график. Столбик слева - доходы бюджета и налог на прибыль (в млрд. руб.). Столбик справа - стоимость нефти (в долларах за баррель). 

И еще один график, уже о размерах задолженности региона и объеме федеральных трансфертов. Из него видно, что доля федеральной помощи увеличивалась в 2016 и 2018 годах. И что важнее - область целиком преодолела долговой кризис и нет нужды в дальнейшем ускоренном сокращении задолженности (то есть сокращать ее надо, но разумными темпами, а не как приоритет):

НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ
Налог на прибыль для региона один из основных. В 2014 году он дал 40% собственных доходов области, в 2016 году, когда регион погрузился в кризис – всего 27%, а в прошлом году опять дал 42% доходов. Проще говоря, это нефтегазовые деньги.
В прошлом году по налогу на прибыль регион получил 14,4 млрд. руб. А на этот год правительство области вначале поставило 10.5 млрд., а нынче добавляет миллиард. С чего бы это? Неужто нас ожидает падение стоимости нефти и новый кризис?

Кризиса, конечно, никакого нет и не будет, а мы имеем дело с манипуляцией, благо, думские единороссы проглотят от своих начальников из исполнительной власти что угодно.
Оценки Счетной палаты следует рассматривать как несколько завышенные. Они исходят из неизменности ранее достигнутых результатов по налогу на прибыль. Между тем мы уже отмечали, что поступления по данному налогу связаны со стоимостью нефти.

В 2016 году цена упала до $43, в 2017 году поднялась до $53, в 2018 году – уже до $70 за баррель марки Urals. Соответственно, и налог на прибыль составил в 2016 году – 6.0 млрд. руб., в 2017 году – 11.3 млрд. руб., в 2018 году – 14.4 млрд. руб. В наступившем 2019 году по оценкам федерального правительства нефть будет стоить несколько дешевле, и текущие торги это показывают: $63 за баррель. Легко просчитать, что налог на прибыль региона составит порядка 13.1 млрд. руб. Но никак не 10.5 и не 11.5. млрд. руб. Все это было понятно еще в декабре. То есть, доходы области в законе о бюджете умышленно снижены. Тот, кто считает, что умысла не было, вправе полагать руководителей правительства не умеющими считать дураками, но я отношусь к ним лучше.

НАЛОГ НА ИМУЩЕСТВО
Это еще один интересный налог. Напомню, что в 2016 году нам с Александром Жилкиным удалось вернуть в область налог на имущество Лукойла – те самые нефтяные платформы, которые стоят на Каспии. Лично я вел переговоры с Дмитрием Козаком и Антоном Силуановым. При этом решением Жилкина по данному налогу были введены льготы для нефтяников. Изначально я считал, что регион подарит ЛУКОЙЛУ около 10 млрд. руб., но мои расчеты, как показала жизнь, были занижены. Только в этом году льгота составит 3.5 млрд. руб., а окончательно ее действие прекратится лишь в 2022 году.
Но льгота-то уменьшается. В прошлом году ставка налога составляла 0.5% от стоимости платформ, в этом году – 0.8%.

Легко посчитать, что в 2019 году только по этим платформам плюсом регион получает по сравнению с прошлым годом дополнительно 750 млн. руб., а не + 335 млн. руб., как утверждает правительство области. А ведь есть еще и иные компании, кроме ЛУКОЙЛА. Этот дополнительный доход не учитывает Счетная палата и уж тем более правительство области.

ПОЧЕМУ ТАК?
Почему правительство области вносит такие предложения? Возможно несколько сценариев:

(1) Презрительный: Минфин не умеет считать. Зная специалистов ведомства, я полагаю, что считать они умеют. Иная история, что они выполняют волю начальников, с одинаковой степенью уверенности то обосновывая необходимость загонять область в долги, то сверх всякой меры погашать эту задолженность, поэтому бюджетное планирование у нас отвратительное;

(2) Конспирологический: мы обманем правительство России, притворимся нищими, нам дадут больше денег. Это тоже не так. Федералы дают регионам дотации, проверяя доходы за последние три года. Текущие ожидания региона не имеют особого значения;

(3) Политический. Продемонстрировать неуклонный рост эффективности начальства, а заодно распределить все доходы без учета областной Думы. Местный парламент, конечно, превратился в придаток Виктории Гурьяновой, но какие-то малые амбиции у него есть. Поэтому проще все распределить малыми порциями в кабинетах восточного крыла дома на Советской 15, чем объяснять депутатам и общественности, почему в залитом деньгами регионе нет средств ни на что, кроме капстроительства.


ПОСЛЕДСТВИЯ
Теперь чем чреваты все эти политические игры.

Нищета населения. Если у нас есть деньги, а мы делаем вид, что их нет, то первый удар идет по населению. Начальники, держащие средства в тайной кубышке, могут, вылупив глаза, рассказывать, что денег нет и нечего им задавать глупые вопросы про возврат льгот ветеранам труда, бесплатных завтраков школьникам и развитие программы поддержки рождаемости. Вместо реальных программ мы видим аттракцион невиданной щедрости с принятием закона о газификации домов участников Великой отечественной войны. Таких участников четыре человека, а газификацию им в Минфине посчитали по 2.5 млн. руб. на каждого.

Тем временем уровень доходов в области упал на 22% и продолжает снижаться. 180 тысяч астраханцев зарабатывают меньше десяти тысяч рублей на каждого, а рождаемость упала на 23%. Регион вымирает. Безработица среди молодежи достигла 55%.

Все это последствия этих «милых хитростей» с жонглированием миллиардами. На графике - снижение доходов астраханцев в процентах к 2014 году. Региональные власти намерены и дальше их снижать, как следует из утвержденного Прогноза социально-экономического развития:

Срыв объектов капстроительства. Искусственное занижение доходов бюджета отодвигает сроки проведения конкурсов и торгов. В итоге вместо весны их проводят осенью. В прошлом году по программе капремонта в Астрахани и Ахтубинске проведение работ по ремонту кровель и систем отопления происходило… в декабре. В Москву вернулся каждый 15-й рубль по программе «Безопасные качественные дороги», эти деньги просто не были освоены. В целом только по дорогам было сорвано 56% всех контрактов. 

Деградация управления. Конкурсы проводить при такой спешке некогда. Поэтому торги вытесняются практикой «единственных поставщиков». В здравоохранении их доля достигла 87%, а в целом по областным объектам – 44%. И дело даже не в том, что речь идет о фирмах, принадлежащих конкретным кланам. Дело в том, что, пытаясь освоить все, они берут задачу не по размерам желудка. Сейчас власти хвалятся намерением одновременно начать сотни разных строек. Можно исходя из имеющегося опыта этих же властей утверждать, что сроки этих работ в целом будут сорваны и область покроется сетью долгостроев.

Двумя неделями ранее та же Счетная палата сообщила, что по прошлому году с нарушениями был потрачен каждый третий рубль. Это не всегда хищения. Это часто продукт некомпетентности и суеты. Яркий пример происходящего: срыв программы сноса аварийного жилья. В рамках федерального распределения регион получит копейки. Причина – неспособность подать правильные заявки в Москву. Кто бы стал придираться (при качестве работ) к перечню фирм-подрядчиков. Но нет ни денег, ни новых квартир, ни прибыли у строительных фирм. А есть детские обиды на критику и надувание щек голых королей.

ЧТО С ЭТИМ ВСЕМ ДЕЛАТЬ?
Мысль всегда предшествует действию.

Поэтому людям, погруженным в политический дискурс, надо публично сказать друг другу:
(1) В региональном бюджете очень много денег и все спекуляции про «отобравшие доходы Москву» пора заканчивать;
(2) Правительство области умышленно и искусственно занижает доходную часть бюджета при его принятии, что приводит к дестабилизации региона и срыву задачи преодоления бедности;
(3) Все управление региона свелось к теме капстроительства. Все остальное – будь то уровень жизни или степные пожары – не обсуждается в принципе. Мы должны сказать, что нельзя сводить управление краем к распределению бюджета.

Дальше уже можно обсуждать приоритеты. Лично я считаю, что ключевых направлений три:
- преодоление бедности (само собой разумеющееся восстановление отнятых льгот, переобучение «предпенсионеров», стимулирование малого бизнеса);
- создание нормальных условий жизни (чистая питьевая вода в селах, замена лифтов, предупредительный ремонт несущих конструкций ветхих домов, проведение дорог в частном секторе);
определение стратегии экономического развития региона на период, пока нефть еще дорогая (осталось лет десять-пятнадцать, и вся современная экономическая углеводородная база исчезнет).


Олег Шеин, депутат Государственной Думы РФ

И. Глуховский