Интересует только правда

Интересует только правда
Фото: astratuz.ru

Как известно, Пушкин творил с одинаковым успехом в разных жанрах. А как драматург опередил не только свое время, но и наше... Драмы, маленькие трагедии выходили из-под его пера в самом совершенном виде.И если Александр Сергеевич пожелал бы, то самым превосходным образом из сюжетов «Повестей Белкина» понаделал бы в Болдинскую осень пять одноактных пьес. Можно вообразить, как они были бы хороши!

Однако, для «Повестей Белкина» он сознательно выбрал скромную форму литературных экзерсисов.

Вымышленный повествователь, помещик Иван Петрович Белкин - писатель неопытный, в литературных делах новичок. Человек наивный, застенчивый, «избегающий всякого рода излишеств», неопытен он и в делах, о которых пишет. Записанные им истории знает он понаслышке, от других людей. В рукописи над каждой повестью рукой его подписано: «Слышано мною от такой-то особы».

Мир представляется его наивному взору серией лубочных картинок, не отягощены его повести лишними психологическими подробностями, мировоззренческими диспутами, нравоучениями и философией.

«Повести Белкина» прозрачны и чисты, как родник. В этой простоте сила и очарование этого уникального произведения литературы. Не сразу поняли читатели и критика, что перед ними шедевр, сам Белинский считал «Повести» слишком примитивными.

Но за кажущейся простотой в каждой истории невообразимая глубина бытия. Короткие истории насыщены событиями, неожиданными поворотами судьбы. В частной речи героев слышится отдаленный гул эпохи. Неоднозначность существования человека в повестях сопрягается с неотвратимостью законов жизни. «Повести» стоят особняком не только в творчестве Пушкина, но и в русской литературе XIX столетия. Сказочные и реалистичные одновременно, они полны веры в человека, веры в его идеалы — идеалы любви, семьи, Отечества.

Поэтому противопоказана «Повестям Белкина» показуха, фальшь, ложный пафос, которых так тяжело избегнуть при перенесении произведения на сцену.

Из спектакля, поставленного режиссером-орденоносцем, народным артистом России, заслуженным деятелем искусств РФ, профессором РАТИ (ГИТИС) и Театрального института им. Б. Щукина я видел только первый акт и не берусь категорично судить обо всей масштабной работе, в которой занята вся труппа Астраханского театра юного зрителя.

Первый акт включал в себя тексты повестей «Метель» и «Станционный смотритель», и я навеки запомню ту услугу, которую оказали мне создатели спектакля, заставив, несмотря на спорную трактовку, по-новому взглянуть на хрестоматийные произведения.

Итак, «Метель». Армейский прапорщик Владимир Николаевич и девица Марья Гавриловна вопреки воле ее родителей решают тайно обвенчаться. Природная стихия разрушает планы влюбленных. В метель Владимир заплутал в степи, а его место под венцом занял случайный проезжий — офицер Бурмин. Ни невеста, находящаяся от переживаний в полуобмороке, ни трое свидетелей, ни священник, ни верный кучер Терешка во мраке церкви не распознали подмену... Бурмин из-за необъяснимой ветрености пошел под венец с незнакомкой. Лишь когда пришло время обрученным поцеловаться, Марья Гавриловна вскричала: «Не он!». Бурмин поспешно ретировался.

Прошли годы. Бурмин встретил девушку и влюбился. Девушка также испытывала к нему интерес. В отчаянье Бурмин признался, что женат, и рассказал про венчание в метель. «Так это были вы!» - сказала Марья Гавриловна. А это была она! Хэппи энд!

В сюжете мало правдоподобия. В церкви горели три свечи, но разглядеть, что жених не тот, не смогли ни священник, ни приятели-свидетели, ни верные слуги. Поступок Бурмина, обвенчавшегося на скорую руку с неизвестной, очень странен... Он что же, рассчитывал на первую брачную ночь? Вряд ли... Что за несерьезность, что за недомыслие? К тому же, из истории не очень мотивированно устранился Владимир. По своей вине опоздав на венчание, увидев запертую церковь, он обиделся на всю семью Марьи Гавриловны, а несчастную девушку не пожелал больше видеть. Даже не выяснил, как она себя чувствует после того, как он не приехал в церковь. А ведь Марья после той ночи чуть не умерла.

Только Белкин может взяться за явно непродуманный сюжет. Не Пушкин, а именно Белкин! Человек, как мы помним, наивный и далекий от реальной жизни. Но искренне верящий в идеалы!

И вот здесь у театра очень сложная задача. Убедить зрителя, что события «Метели» - истинная правда! Сказку сделать былью.

Все повороты сюжета, все поступки героев театр обязан психологически замотивировать и оправдать поведение человека его внутренними душевными стремлениями. Иначе герои покажутся нам картонными, самодвижущейся разновидностью бутафории. И веры в истинность существования персонажей не будет. И сочувствия к картону тоже.

Но не дождался я психологической достоверности! Буффонада, кривляние и наигрыш - вот что губит современный театр! Знаете, разделаться с классикой дело нехитрое - слегка высмеять дремучесть предков, смешные для нас нравы и обычаи, нелепые одежды и манеру выражаться. Вот и получится новое прочтение классического материала. Шоу на классическом материале с классными «наманикюренными» дворовыми девками и с мужичьем тупым, карикатурным...

Кроме других сословий в спектакле Сергея Яшина много карикатурного офицерья, с походкой завсегдатаев пивбара. А ведь это русские офицеры... Владимир Николаевич и Бурмин - герои 1812 года между прочим!

Александр Токарев пишет, что актеров «колбасит». Скажу больше, кажется, что актеров «колбасит», «штырит», а некоторых даже «плющит»! Представлять «на театре» «Повести Белкина» при таком физиологическом зажиме опасно для здоровья. И плохо, что актеры форсируют звук, выкрикивают текст в тех моментах, когда требуется эмоциональное затишье.

Видимо, произносить текст без надрыва и быть услышанным в зале они ещё не умеют. И только когда актер просто и точно произнес текст своей маленькой роли мальчика Ваньки, стало ясно, что труппа не безнадежна.

В любой другой постановке все сошло бы с рук, но мир «Повестей Белкина» рушится от грубой интерпретации.

Самая пронзительная вещь из школьной программы по литературе - «Станционный смотритель».

Дочь «маленького человека» Самсона Вырина бросает отца ради любви к молодому гусару. Отец едет за ней в Петербург, умоляет офицера-аристократа отдать ему дочь, но получает лишь несколько мелких купюр. Вернувшись домой, сокрушаясь о судьбе дочери, которая стала игрушкой в руках повесы, он с горя спивается и вскоре умирает. На его могиле однажды появляется дочь Дуня...Теперь она прекрасная барыня в карете в шесть лошадей, с ней трое детей и кормилица. Жизнь удалась!

Тоже вполне мыльно-оперная история получается, если не воплотить её на сцене со всей страстью. Только с полным понимаем душевных движений Вырина, Дуни, гусара Минского можно браться за эти роли. Сделать душевные движения героев своими переживаниями. Жить их жизнью и мучится их болью. А иначе неинтересно: скучно получится, даже с хорошими танцами и задушевными романсами... Интересует только правда! Неправдиво - значит неинтересно!

Аркадий Байчурин, фото: astratuz.ru

И. Глуховский