Денис Незов. Препарируем закон «о неуважении власти»

Денис Незов. Препарируем закон «о неуважении власти»
Фотография взята из открытого источника сети интернет

Препарируем закон «о неуважении власти», дабы уменьшить массовую истерию по поводу его принятия. Делаю это по возможности простым языком, из-за чего немного теряю в точности формулировок. Надо сказать, что в процессе обсуждения он претерпел изменения, что же мы получили в результате?

«Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Закон такая штука, что в нем важно каждое слово, и чтобы ваше творчество подпадало под данную статью должна быть совокупность следующих признаков:

1) Неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации.

2) Неуважение должно быть явным;

3) Неприличная форма, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность;

Если хотя бы один из вышеназванных признаков отсутствует, то и привлекать по данной статье нельзя.

Хотелось бы обратить внимание:

- Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (п. 4 ст. 34 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"). Поэтому на неуважение к ним данная статья распространятся не должна (если конечно не притянуть их за уши к понятию «общество», но так можно сделать со всеми социальными институтам). 
Видимо муниципальные служащие свои права не пролоббировали.

- Понятие «явное неуважение к обществу» уже давно применяется в законодательстве и означает, что нарушитель проявляет неуважение, которое затрагивает интересы многих людей или хотя бы одного (любого) члена общества НЕ по личным мотивам, а исходя из его принадлежности к данному обществу. Аналогично должно трактоваться и неуважение к «государству или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Например, если я выражу явное неуважение к конкретному депутату в ответ на его тупое высказывание, то это НЕ будет неуважение к органу государственной власти, а будет неуважение к конкретному лицу, исходя из личной неприязни именно к нему, а не потому что он депутат. Я только могу сожалеть, что подобное лицо занимает пост, к которому я разумеется не выражаю явное неуважение в неприличной форме.

- «Неприличная форма» – понятие достаточно спорное, отсюда и сложность проведения лингвистической экспертизы. Но практика уже сложилась, поэтому можно ссылаться на некоторые мнения, которыми руководствуются эксперты. И.А.Стернин в 2006 году писал: «Если оскорбительное по содержанию выражение имеет литературную или разговорную форму выражения, эта форма не может быть признана неприличной, она остается в разряде нормативной лексики». (1) В 2013 году дополняет свою мысль, что понимание оскорбления является узким и опирается на относительно точный критерий – список нецензурных слов». (2)

Например, выражение «гулящая женщина» зафиксировано в Словаре русского языка в 4-х томах (Малый академический словарь) в значении: распутная, развратная (о женщине) (МАС, 1999, Т.1, 357).

В словаре «Русское сквернословие» также в значении: «Презр. Распутная женщина, развратница» (Мокиенко, 2007, 38-39). Подстилка – грубо-прост. презр. Женщина легкого поведения, шлюха. В свою очередь шлюха ставится в один синонимичный ряд со словом проститутка (Квеселевич, 2005, 999), последнее в словаре Русское сквернословие выступает в первом значении обсценного слова б*дь (Мокиенко, 2007, 38).

Таким образом, возникает парадоксальная ситуация, когда не обладающие неприличной формой слова и выражения оказываются оскорбительными по содержанию и не могут быть квалифицированы как оскорбительные из-за формы (3).

- Обратите внимание, что наказываются и за явное неуважение к обществу, т.е. закон не только про власть, но и про народ.

Как защищены чиновники, также защищены и мы данным законом. Если какой-нибудь депутат скажет, что граждане России получают низкие пенсии, потому что они тунеядцы, алкаши и т.д. (в неприличной форме), то в его действиях также может усматриваться состав правонарушения.
Тем же журналистам, которые не разобравшись, либо сознательно хайпясь на теме, говорят о «массовых репрессиях», «возвращении совка» и т.д., поясню, что «массовые репрессии» при желании можно было бы устроить на основании ст. 319 УК РФ, которая действует уже давно, достаточно было изменить правоприменительную практику:

ст. 319 УК РФ «Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением - наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

Поэтому, закон сам по себе не означает, что больше «нельзя критиковать власть» или иным способом негативно высказываться к личностям отдельных ее представителей. А как он уже будет применяться, покажет время и, в случае отступления от его буквы, можно поднимать волну негодования.

(с) Денис Незов

Используемая литература:

* 1. Стернин И.А. Оскорбление и неприличная языковая форма как предмет лингвистической экспертизы (бытовое и юридическое понимание) // Антропотекст-1. Томск. 2006.

2. Стернин И.А., Антонова Л.Г., Карпов Д.Л., Шаманова М.В. Выявление признаков унижения чести, достоинства, умаления деловой репутации и оскорбления в лингвистической экспертизе текста. Ярославль, 2013.

3. Условности определения приличности/неприличности формы выражения оскорбления. // Cборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2014 г.

И. Глуховский